«Зимняя неспячка»: картина есть путешествие
Печатная версия



Блог редакции, Главная



«Зимняя неспячка»: почему иногда достаточно одной картины

Февраль 8, 2016

Произведения искусства порой настолько меня впечатляют, что требуется немедленное «заземление»: начинаю раздавать советы друзьям, иду смотреть и слушать еще раз, пишу в стол и не в стол, плохо сплю. Музыка, особенно классическая, часто дает такой эффект. Но с живописью – всегда было сложнее. До тех пор, пока на днях арт-форум «Зимняя неспячка» не собрал в Петербурге известных российских и зарубежных художников. Этот творческий водоворот крутил меня, не давая опомниться. Итак, делюсь своим скромным мнением.

Особенно зрелищным событием «Зимней неспячки» стал мастер-класс, на котором художники в режиме реального времени работали над картинами в творческом пространстве Antik&modern ART-Club-Gallery. Вы часто скучаете на выставках, можете легко обойти Русский музей за пару часов и искренне не понимаете, как можно было купить картину Пабло Пикассо «Певица Кабаре» за $67 млн? Что ж, возможно, вам стоит своими глазами понаблюдать за работой художника. Это восторг. Это то, что нельзя сфотографировать и унести с собой. Описывать – тоже дело неблагодарное. Могу сравнить: картина есть путешествие, в которое берут не всех. Если же вы ловите момент создания или беседуете с художником, пытаетесь понять его – вы словно получаете золотой билет. По крайней мере, такой шанс есть.

Конечно, большие дела делались и за семь дней, однако меня удивляет, как можно написать картину в сжатые сроки или вовсе за считанные минуты. Участник арт-форума монгольский художник Отгонбаяр (Отго) Эршуугийн, который живет и работает в Берлине, говорит о своих дедлайнах: два-три года на одну работу. Три тысячи лошадей на полотне – это вам не шутки. С одной стороны, смотришь на все это – и видится минимализм, с другой – подобно тому, как окружающие нас предметы состоят из мельчайших частиц, причудливый орнамент картин Отго, если подойти ближе, обнаруживает хаотичное множество деталей. На «Зимней неспячке» появляется картина, про которую зрители без конца спрашивают, закончена ли она. И правда, как, улыбаясь, заметил Олег Яхнин, «штормовое предупреждение» какое-то. Дождь. Но вы всмотритесь, поучает Отго, не все же должно быть очевидно. И тут из дождя, ей богу, медленно выходит лошадь.

Картина – это диалог, разговор двоих: того, кто рисует, и того, кто смотрит. Чтобы увидеть, просто смотреть недостаточно. Конечно, можно вступить в диалог словесный и задать художнику неприличный вопрос – что он здесь имел в виду? Но лучше – поразмышлять самому. Иногда художники видят друг у друга что-то, совершенно не доступное взгляду простого обывателя вроде меня. Например, на картине Анатолия Белкина, которая находится в коллекции арт-отеля «Рахманинов», участниками форума была замечена тень, которая не принадлежит никому из персонажей сюжета. Может быть, это тень самого Белкина? «На самом деле здесь два лица – мужское и женское…» – объясняют мне умные люди про другую картину – работу молодого участника из Армении Армана Амбарцумяна. Не знаю, правда ли это, только мне бы и в голову такого не пришло. Я слишком отвлекаюсь на изображения пальцев, особенно если это пальцы музыканта.

Разные виды искусства, безусловно, не так уж далеки друг от друга. Картина – это музыка, которая запускается вами, звучит в ваших ушах. Только для нее нужно постараться. Иногда это тишина, что тоже неплохо. Вы не слышите картину? Просто не нужно пытаться потреблять ее, как мы зачастую в скорости и без особого труда потребляем популярную музыку. Это невозможно. Лучше сходите в кино, в кафе, развейтесь. А для картины приходите с «духовной жаждой», с открытым сердцем, простите за пафос. И тогда можно будет, если повезет, немножко послушать прекрасного. Блок считал, что слышит музыку сфер. Я думаю, эта музыка робко и непрерывно звучит в Эрмитаже, пока все ошалело фотографируются с «Мадонной Литтой» да Винчи. Времени всегда не хватает, друзья, так почему бы не заглянуть в одну конкретную картину, как в окно, или не открыть ее, как хорошую книгу.

Еще, наверное, хочется думать, что живопись позволяет обратиться к вечному, разобраться в себе, что она – терпеливый учитель. Смотришь так на работы литовского художника Валентиноса Варнаса и думаешь: пора бы наведаться домой, в свой родной город. Потому что улицы и дома его Вильнюса выглядят на них так, что чувствуется любовь художника к месту, где он живет. Один и тот же город, появляясь на картинах разных художников, принимает самый разный вид. Темой мастер-класса «Зимней неспячки» стала «Музыка города», и, безусловно, «красный» Петербург художника Ивана Куренбина с нотками тревожности и драматизма совсем не похож на Петербург Инны Денищик из Бреста – с ее легкой питерской музыкальностью, ритмом, играющими отражениями.

И, конечно, Петербург Василе Толана из Румынии или литовской художницы Меды Норбутаейте, которая открыла свою выставку на арт-форуме, – еще одно значимое высказывание в этом разговоре о нашем любимом городе. Кстати, картины Меды только вначале кажутся «безлюдными», незримое присутствие человека отчетливо ощущается. Вероятно, именно под человеческим взглядом все эти предметы становятся зыбкими, начинают плыть и словно растворяться в воздухе. Наше видение мира – не есть подлинный мир, как бы говорит Меда. Красота, разумеется, в глазах смотрящего. У вещей есть своя история, живая память. В них – следы людских отношений, которые исследует художница. В общем, привет Канту и Сартру. А с другой стороны – для меня это написано любовно, чувствуется романтика – легкая, не слащавая.

Говорят, что хороший роман можно писать, дополнять, редактировать бесконечно. Что его нельзя закончить, а можно на время оставить в каком-то приемлемом состоянии. С картинами – так же. Врубель подправлял своего «Демона» прямо на выставке, снова и снова накладывал краски, менял положение фигуры, фон и выражение лица. На нашем арт-форуме длительный процесс «подправления» тоже имел место. Это говорит о том, что картина живая, имеет свою судьбу, и эта судьба может быть разной. Одни художники не дают покоя своим картинам, другие же, например, участник «Зимней неспячки», белорусский Энди Уорхол – Сергей Гриневич – рассказывает, что когда картина готова – она больше не интересна ему. Другое дело – новая, незаконченная. На мастер-классе Сергей перенес на холст образ одного из важнейших символов Северной столицы – композитора Сергея Рахманинова. Сильный, монументальный, мужественный.

«Нет ничего лучше, чем только что написанное стихотворение. Нет ничего лучше, чем осуществленная любовь», – уверен современный поэт Дмитрий Воденников. Возьму на себя смелость и скажу, что только что написанная картина – тоже безумно прекрасно. А вот любовь к искусству рекомендуется осуществлять, например, так: приходить на выставку работ участников «Зимней неспячки 2016» в арт-отель «Рахманинов», а буквально через месяц – в выставочное пространство ARTWAY Design Hotel. Кроме того, в Мраморном дворце открыта выставка мэтра и соорганизатора арт-форума Олега Яхнина – и это нужно видеть. Словом, еще есть пара золотых билетиков.

Текст: Юлия Батракова



Сегодня в Израиле отмечают самый главный государственный праздник-День Независимости. ...



В стенах прекрасной Анненкирхе прозвучат авторские композиции ...



В Санкт-Петербургском музее театрального и музыкального искусства открылась выставка ...



1 апреля 2013 года все почитатели таланта Сергея Васильевича ...


Вы можете оставить комментарий




© Арт-холдинг «Рахманинов», 2012 - 2019

   
5 857 views